Счастливых историй в наркологии не бывает

Врач психиатр-нарколог, заведующий амбулаторно-поликлиническим отделением Северодвинского психоневрологического диспансера Андрей Бреславец Употребление наркотиков и зависимость от них остается одной из самых серьезны

Врач психиатр-нарколог, заведующий амбулаторно-поликлиническим отделением Северодвинского психоневрологического диспансера Андрей Бреславец

Употребление наркотиков и зависимость от них остается одной из самых серьезных проблем современного общества. Несмотря на то, что Архангельская область не возглавляет рейтинги по количеству наркоманов, эта проблема все же есть и у нас. Кто в группе риска, какие профилактические меры «работают», где лечатся наркоманы, и можно ли заставить подростков пройти скрининг? Об этом мы поговорили с врачом психиатром-наркологом, заведующим амбулаторно-поликлиническим отделением Северодвинского психоневрологического диспансера Андреем Бреславец.

Путь наркомана

– Андрей Борисович, в России в эти дни проходит неделя профилактики употребления наркотических средств. Как Вы считаете, нужно ли проводить подобные Недели? Это как День отказа от курения, когда курильщики в этот день все равно курят и не думают отказываться от сигареты.

– Я считаю, что нужно, нелишне напомнить о том, что такая проблема существует. Хотя я бы не сказал, что для Архангельской области она насколько актуальна. Наркоситуация спокойная, стабильная, я сужу об этом, прежде всего, по Северодвинску.

– То есть, роста заболеваемости наркоманией нет?

– Рост есть, но незначительный, причина – наркотики дешевеют. Что касается тенденций, то они сохраняются: потребителей инъекционных наркотиков становится меньше, потребителей дешевых уличных наркотиков под сленговым наименованием «соли», которые употребляются в основном путем курения – больше. «Соли» – это психостимуляторы с большим количеством примесей, они дешево стоят, агрессивны, наносят огромный вред здоровью, привыкание к ним может происходить с первой дозы, а излечиться от зависимости от этого наркотика практически невозможно.

– Какой основной возраст наркоманов?

– Как ни странно, это не подростки, основная категория – мужчины от 25 до 35 лет. У всех свои мотивы, свой путь к употреблению. Чаще всего человека есть предрасположенность, слабый тип нервной системы, низкая фрустрационная толерантность, обычные жизненные трудности воспринимаются как сверхсильные, поэтому выбирается такой путь расслабления.

– Расскажите, что происходит с таким взрослым наркоманом дальше?

– Классический путь наркотизации такой: первый год все хорошо, наркоман работает, у него хватает денег на запрещенный препарат, выходной день сопряжен с употреблением запрещенного препарата, который дает какую-то эйфорию, после этого он опять идет зарабатывать легальным или нелегальным способом на запрещенное вещество. Но дальше, уже со стажем, с увеличением частоты употребления наркотического средства зависимость берет свое – кайфа от наркотика уже меньше, а желание употребить больше. В целом год наркоман живет хорошо, а потом он начинает «разваливаться» и в физическом плане, и в психическом, и в духовном, и в социальном. А дальше он уже не справляется, отказаться от наркотиков самостоятельно не может и приходит к нам, либо его приводят родственники. Правда, сам потребитель находится в плену таких психологических защит, как отрицание проблемы, что характерно в целом для наркомании, настаивает на анонимности, что в долгосрочной перспективе нецелесообразно, так как анонимное лечение сопряжено с финансовыми затратами и рядом ограничений с точки зрения действующего законодательства.

– Как долго проходит лечение, и можно ли излечиться?

– Классическая модель лечения – это 14 дней «детокса» и симптоматической терапии, затем перевод пациента на стационарную реабилитацию, которая длится от двух до трех месяцев. Выписывается человек из стационарного реабилитационного центра, продолжая быть включенным в реабилитационную программу, чаще всего одна из работающих в реальности программ – это 12-шаговая в сообществе анонимных наркоманов. Этот весь путь мы рассказываем ему на начальном приеме, и если он соглашается, начинаем лечить. Лечение добровольное, бесплатное, лист нетрудоспособности выдается работающим пациентам на период «детокса», на период стационарной реабилитации лист нетрудоспособности не выдается. Лечение нужно проходить в Архангельске, в отделении стационарной реабилитации клинической психиатрической больницы, у нас в области только одно такое отделение, где можно находиться в стационаре. К слову, стационар всегда пользуется высоким спросом у пациентов, и имеет на своем счету множество положительных отзывов и спасенных судеб.
В стационаре пациенту рассказывают об ожидаемых результатах, и если у него достаточно мотивации, он соглашается пройти этот путь к выздоровлению, на который уходит примерно три месяца. Повторюсь, это абсолютно добровольная программа для мотивированных наркозависимых пациентов. И открытые двери – никто никого насильно не удерживает.

– А если наркоман боится, что о его проблеме кто-то узнает, и захочет проходить лечение в частных наркологических центрах, какие Вы посоветуете выбрать?

– Есть много квазиреабилитационных центров, которые вне поля медицинских услуг, там высокая стоимость, специалисты центров заявляют еще и высокие результаты. Если вы видите, что и цена высокая, и обещают по завершении программы стойкую ремиссию у 90–100    процентов наркозависимых, то это, как минимум, не соответствует действительности. Во всем мире реабилитационная программа – не волшебство. Выход на стойкую ремиссию, в среднем, составляет порядка тридцати процентов. Кроме того, человек не выписывается здоровым, это надо понимать всем, кто употребляет, а также их родственникам – ему необходимо продолжать реабилитацию до конца жизни. Это чаще всего 12-шаговая программа в сообществе анонимных алкоголиков, наркоманов, уже будучи вне реабилитационного центра.
Но сами наркозависимые, а чаще их родственники выбирают частные реабилитационные центры, думая, что закрытая система поможет излечить, а высокая цена гарантирует стопроцентное выздоровление. Я ратую за государственные реабилитационные центры, медицинские организации, потому что в своей медицинской практике я мало сталкивался с чистоплотными коммерческими наркологическими центрами. Есть хорошие центры, но их мало, и их трудно найти.

– Давайте завершим путь нашего наркомана. Допустим, он прошел лечение, что дальше?

– Дальше он состоит на диспансерном наблюдении два года, если пациент даст соответствующее информированное добровольное согласие, получая диагностические мероприятия и поддерживающую терапию. Если нарколог на очередном амбулаторном приеме видит предрецидивное состояние у клиента, он назначает соответствующее лечение, вплоть до госпитализации. А если по истечении второго года наблюдения нарколог констатирует стойкую ремиссию, то есть человек два года не употребляет запрещенные препараты, то диспансерное наблюдение прекращается. Но не прекращается пожизненная реабилитация по 12-шаговой программе. В завершении пути нашего наркомана скажу – счастливых историй, чтобы человек вышел без какого-то тягостного багажа – нет. Выздоровевший наркоман, к сожалению, всегда с багажом. Часто это ВИЧ-инфекция, вирусные гепатиты В, С, пережитые венерические заболевания, очень часто какие-то травмы, травмы головы, что не проходит бесследно, разрушенное социальное окружение.

Что удержит подростков от наркотиков?

– Если говорить о школьниках и студентах, то каким-то образом их проверяют на употребление наркотиков? Несколько лет назад говорили о том, что все они пройдут скрининг.

– В 2014 году вышел приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации о профилактических медицинских осмотрах в отношении обучающихся, достигших возраста тринадцати лет. Это хорошая практика, мы работаем совместно с образовательными учреждениями на выявление раннего употребления наркотиков. Сначала подростки    проходят социально-психологическое    тестирование в    образовательном учреждении, затем по его    результатам формируется    когорта повышенного риска, и дальше эта кагора обследуется наркологом . Все обследования проводятся добровольно. Могу сказать, что выявляемость употребления наркотиков низкая, но с каждым подростком, у которого оказались положительные анализы, с его родителями, проводят индивидуальную работу специалисты.
Цель такого мероприятия – не допустить повторного употребления наркотиков.

– Какая профилактика употребления наркотиков «работает»? Отпугивают ли подростков страшилки про разлагающиеся тела наркоманов?

– Это давно пройденный этап. Все эти страшилки настолько яркие, что не только не отталкивают, а даже разжигают интерес к употреблению наркотиков. Подростки же все видят и понимают – часто в их окружении есть какой-нибудь знакомый, который употребляет год, в пределах первой стадии, он ходит на работу или на учебу, у него жизнь яркая, он не гниет заживо. Есть, конечно, какой-то маленький процент выраженных «визуалов». Такой подросток посмотрит страшную картинку и не будет употреблять наркотики, но, как психиатр, я не уверен, что эта картинка не нанесет вред его ментальному здоровью. Так что это абсолютный пережиток. Это не профилактика наркомании, это информационный невроз. Профилактика должна быть позитивная. Есть факторы защиты от наркомании, их и нужно использовать в качестве профилактики. Это крепкая семья, гармоничная личность, структурирование свободного времен и дня в целом, если мы говорим о подростках. Вкладываясь в эти сферы, можно успешно профилактировать. К тому же сейчас очень хорошо работают государственные программы по развитию спорта, патриотическому воспитанию, много бесплатных кружков вне школы – это всё факторы защиты от приобщения к употреблению.


– За наркологической помощью можно обратиться в государственные медицинские организации Архангельской области, например, в Архангельскую клиническую психиатрическую больницу, психоневрологические диспансеры Архангельска, Северодвинска и Котласа, где помощь гражданам оказывается круглосуточно и при необходимости – анонимно, – прокомментировал министр здравоохранения Архангельской области Александр Герштанский.

Последние новости

Архангельская область готовится к форуму «Консолидация»

На встрече главы региона Александра Цыбульского и председателя Общественной палаты Юрия Сердюка обсудили подготовку к проведению ежегодного регионального форума «Консолидация».

Детям в лагере хорошо: весело, комфортно и безопасно

Члены фракции «Единая Россия» в Архгордуме ознакомились с лагерями дневного пребывания при школах №1, 9 и гимназии №25.

Card image

В мире современного строительства и производства металлопрокат играет ключевую роль

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *